Владимир Бодянский: инженер, пилот, авиаконструктор, архитектор и урбанист

Владимир Бодянский, Нью — Йорк, 1946 год.

Во время работы над статьёй о Пномпене шестидесятых и главном камбоджийском архитекторе «короткого золотого века» Монн Валиванне, я просмотрел множество материалов, посвященных тому грандиозному строительству, что развернулось в Камбодже после обретения независимости в 1955 году. Читал статьи и воспоминания очевидцев, листал фотоальбомы со старыми фотографиями и проектами зданий, изучал ключевые объекты, которые заложили основу стиля, получившего в работе Хелен Грант Росс и Даррил Леон Коллинз название «новая кхмерская архитектура».

Одним из знаковых проектов того времени стало строительство Национального спортивного комплекса. Как и другие объекты, Монн Валиванн проектировал «Олимпийский стадион» не один. Он привлек целую команду известных в Европе конструкторов и архитекторов, специалистов в организации строительства и процессов производства стройматериалов. Именно при просмотре статей о возведении Национального спортивного комплекса я столкнулся с именем инженера Vladimir Bodiansky. Меня заинтересовала судьбы человека с явными русскими корнями, я решил узнать о нём чуть больше, чем нужно для статьи о Пномпене.

Так родился этот небольшой биографический очерк, своего рода эссе об архитектуре и эпохе, частью которой был Владимире Александрович Бодянский. Железнодорожный инженер, военный пилот, авиаконструктор, архитектор и урбанист. Владимир Бодянский внёс важный вклад в облик послевоенной Европы и бывших европейских колоний, работал с Ле Корбюзье и Марселем Лодсом, принимал участие в создании сотен зданий, в том числе и Штаб квартиры ООН в Нью-Йорке и первого «здания — машины»  — Народного дома в Клиши.

Лицеист, студент, инженер

Владимир Бодянский родился в 1894 году в Харькове. После окончания обучения в Первой харьковской гимназии в 1910 году, он поступил в Московский институт инженеров путей сообщения, который окончил в 1914 году со степенью «гражданский инженер». Сразу после учебы в институте отправился в Среднюю Азию, на строительство Бухарской железной дороги. Для укрепления своей власти в регионе Российская Империя активно развивала железнодорожную сеть по всей Средней Азии. В Бухарский эмират железную дорогу провели еще в 1889 году, но она проходила по северной части эмирата, а для доступа к богатым рудным районам нужно было осваивать именно юг.

В отчете министерства связи за 1904 год сказано, что правительство планирует строительство железной дороги от Самарканда до Термеза с перспективой продления линии в афганский Кабул. Из-за финансовых трудностей, вызванных Русско-японской войной и Революцией 1905 года, кабинет министров разрешил строительство бухарской железной проводить за счет частного капитала. Летом 1914 года началось строительство первых участков ветки «Карши — Термез». Оно шло с трудом, из-за начавшейся в том же году Первой мировой войны. После окончания основных работ в ноябре 1915 года Владимир Бодянский  добровольцем отправился на фронт, и два года в звании корнета кавалерийского полка участвовал в боях.

Корнет Бодянский

В 1916 году указом Генерального штаба была организована Кавказская (Тифлисская) военная авиационная школа, куда принимали офицеров с инженерным образованием или навыками пилотирования. Корнет Бодянский, всегда интересовавшийся новым, прошел через строгий конкурсный отбор, и в 1917 году был зачислен в ряды курсантов. После выпуска из лётного училища в ноябре 1917 года он вернулся в Москву. Не приняв Октябрьской революции, в январе 1918 года Бодянский уехал в Париж, где завербовался на службу во Французский иностранный легион. До демобилизации в ноябре 1919 года служил военным летчик, управлял парапланами и гидропланом, был гражданским пилотом.

В 1919 году Бодянский снова садится за парту, став слушателем парижской Высшей школы воздухоплавания и машиностроения (Institut supérieur de l’aéronautique et de l’espace). Получив диплом авиационного инженера, в 1921 году переехал в Бельгийское Конго, где служил главным инженером в «Железнодорожной компании Великих Африканских озёр». Через два года вернулся во Францию, работал в конструкторских бюро автомобильных и авиационных заводов «Renault», сначала инженером-чертежником, а потом и главным конструктором.

С 1925 по 1930 года Бодянский работал ведущим конструктором небольшой компании «Ateliers d’Aviation François Villiers». Владимир Александрович принимал участие во многих проектах бюро. Фирма специализировалась на популярных тогда гидропланах, и некоторые из их моделей вызывали интерес у публики и официальных лиц.

За время работы в бюро он сдружился с основателем компании, инженером и конструктором Франсуа Вилье, с которым даже защитил три патента. В 1929 году Владимир Бодянский прошел натурализацию и получил французский паспорт, став полноправным гражданином Третьей Республики. После смерти Вилье в 1930 году Бодянский начал работать  самостоятельно и открыл собственное конструкторское бюро.

«Avions Bodiansky»

Из проектов его небольшого бюро наиболее известен легкий многоцелевой самолет Bodiansky type 20. Это был небольшой четырехцилиндровый низкоплан с двигателем Renault 4Pb мощностью 100 лошадиных сил. Самолет вмещал четыре человек и имел цельнометаллическую конструкцию. Но самолет был построен в единственном экземпляре и в серию не пошел.

Так же не получил развития и проект двухместного поплавкового гидроплана Bodiansky type 30. Это был одномоторный корабельный разведчик с мощностью мотора в 380 лошадиных сил. Самолет участвовал в конкурсах министерства обороны, но правительство не заинтересовал. Вся работа Бодянского, как владельца фирмы и самостоятельного авиаконструктора, была не слишком удачна.

Особых успехов, как предприниматель, инженер Бодянский не достиг. Волей случая, именно работа конструктором в авиации, опыт пилота и любовь к небу свела его с Марселем Лодсом, архитектором и урбанистом, страстным энтузиастом – пилотом. Знакомство с Лодсом стало отправной точкой в карьере Бодянского в архитектуре.

Знакомство с архитектурой

Марсель Лодс родился во Франции в 1891 году, окончил Парижскую школу изящных искусств, служил в армии, был участником первой мировой войны. После войны Лодс работал в архитектурном бюро Бодуэна, вместе с Эженом Бодуэном, племянником основателя бюро. Лодс принимал участие в проектировании десятка зданий, которые сейчас являются архитектурным достоянием Франции и памятниками ЮНЕСКО. В 1930 году Эжен Бодуэн, Марсель Лодс и Жан Пруве, один из самых талантливых конструкторов двадцатого века, основывают «Ателье Жана Пруве». Они будут сотрудничать больше десяти лет.

Марсель Лодс был страстным любителем авиации и пилотом – любителем. На этой почве происходит их знакомство с Владимиром Бодянским, завязывается дружба, которая переросла в профессиональное сотрудничество. Узнав об инженерном образовании Владимира Александровича, Марсель Габриэль Лодс вовлекает своего нового товарища инженера – авиаконструктора в деятельность бюро, заручившись перед Жаном Пруве этой необходимостью, ведь конструкции, которые хочет возводить Лодс, требуют других расчетов и подходов.

Именно работа Лодса с Бодянским стала толчком в применение модульных систем и поточной организации работ в проектах фирмы. То, что впоследствии станет общим местом в строительной индустрии 50 – 80 годов, тогда казалось лишним. Идея предварительной сборки и последующего монтажа конструкций была неочевидной, так как считалось, что каждое здание должно быть уникальным и не нуждается в типовых конструкциях. Но в тридцатых, как и многие другие архитектурные бюро, Пруве и компания принимается за проектирование и строительство больших проектов с типовыми зданиями – школы, больницы, массовое жилье. Именно блочный метод позволит в короткие сроки возводить целые микрорайоны.

Одним из первых проектов, куда был привлечён Бодянский  в качестве инженера проектировщика и организатора работ, стала постройка комплекса социального жилья в Дранси. Эжен Мофин, подрядчик, который долгое время работал как с Лодсом, так и Бодуэном, выиграл конкурс на строительство жилого комплекса в коммуне Дранси, в районе Иль – де – Франс предместье Парижа. Для реализации проекта Мофин пригласил Лодса и Бодянского. Владимир Александрович несколько лет был главным инженером и руководителем работ, которые затягивались из – за недостатка финансирования.

Cité de la Muette в Дранси

Жилой массив (Grand ensemble) Cité de la Muette в Дранси считается первым во Франции  «большим ансамблем» — комплексом зданий и функциональных построек нового типа. Проект состоял из десяти малоэтажных блоков в четыре этажа, пяти пятнадцатиэтажных башен – высоток, а также четырехэтажного U-образного здания, в котором по плану должны были разместиться школа, больница, административные офисы. Но судьба комплекса сложилась  иначе. Вместо школы и офисов во время второй мировой войны там разместился лагерь для интернированных, а после пересыльная тюрьма.

Сейчас это место печально известно как «Лагерь Дранси», нацистский концлагерь и пересыльная тюрьма. После оккупации Франции гитлеровской Германией, этот комплекс зданий был конфискован и переоборудован сначала в полицейские казармы, а затем здесь организовали концентрационный лагерь и пересыльный пункт для французских евреев. Всего через Дранси за время войны прошло около шестидесяти пяти тысяч человек. Они распределялись в лагеря смерти Собибор и Освенцим. Cité de la Muette в Дранси не единственное здание, спроектированное при участии Бодянского, которое постигла печальная участь.

Здание – машина

Еще одним крупным проектом бюро Пруве, в котором Владимир Бодянский принимал участие как инженер и проектировщик стал знаменитый Народный дом и крытый рынок в коммуне Клиши, департамента О-де-Сен. Народный дом в Клиши (Maison du Peuple de Clichy) — стал первым во Франции сборным зданием с металлическим каркасом. Раздвижные перегородки, съемные полы и динамическая система окон, предназначенная для распределения максимального количества света, делали Народный дом для своего времени совершенно оригинальным  зданием, в котором соединились металл, стекло и машинерия.

Помимо конструкторских новаций, это здание и с точки зрения своего функционала стало чем то новым. Комплекс соединил в себе функции традиционного крытого рынка и площадку для праздников, конференц-зал и кинотеатр. Всё это удалось достичь за счет оснащения здание передвижными полами, перегородками и специальным механизмом кровли. Эта модульность позволяла использовать пространства в разных конфигурациях в зависимости от потребностей коммуны.

Maison du Peuple de Clichy 1939 год

Своей легкостью при всей массивности «здание – машина» впечатляло как современников, так и жителей нашего века. Эффект легкости поддерживается вездесущим светом, который заливает здание, согласно первоначальной воле проектировщиков, независимо от времени года.  В течение всего дня в помещения проникает естественный свет. Это максимальное освещение стало возможным благодаря широким проемам во всех четырех сторонах фасадов и в потолочных конструкциях.

Реализовать задумки Лодса и Бодуэна стало возможно благодаря участию в этом проекте  Бодянского. Его двойная подготовка в области гражданского строительства и аэронавтики, практика аэродинамики и энтузиаста применения сверхлегких материалов помогла обеспечить реализацию этого и других  авангардных зданий с металлическими конструкциями, задуманных архитекторами.

Телескопы и город сад Ле Корбюзье

Владимир Бодянский и Ле Корбюзье (справа)

В 1940 году проектное бюро Пруве распадается. Лодс и Бодуэн расходится в политических взглядов, а оккупация и война лишает архитекторов работы. В 1941 году Владимир Бодянский переезжает на юг и работает инженером в научно — техническом центре Мессье в коммуне По, был конструктором телескопов, принимал участие в разработке телескопа для обсерватории Пик-дю-Миди в Баньер-де-Бигоре в Верхних Пиренеях.

В конце войны Бодянский знакомится с Ле Корбюзье, пионером архитектурного функционализма и модернизма, одним из самых значимых архитекторов 20 века. Авторский стиль Ле Корбюзье легко узнается и сейчас: свободные фасады, крыши – террасы, здания «оторванные» от земли. В своих работах Ле Корбюзье активно применял железобетонные конструкции и стеклянное оформление фасадов.  Он был философом пространства, он понимал архитектуру, не просто как работу по проектированию и строительству зданий, а социальную функцию по организации жизни людей. Его труды стали фундаментом современной урбанистики и градостроительства как такового.

Вторая мировая война принесла разрушение по всей Европе. По словам Ле Корбюзье «Восстановление мира в чрезвычайной ситуации требует другого подхода, не простое строительство зданий, а иного духа работы. Архитектура сегодня – это стремление к общим эмоциям, питающим творческую душу, архитектура адаптируется в соответствии с ритмом. Идеальное решение сегодня — это индустриализация зданий и стандартизированное серийного производство». Начинается эпоха массового строительства из бетона, эпоха брутализма.

Ле Корбюзье организует команду архитекторов и инженеров для участия в послевоенной реконструкции страны. Образуется «Atelier des Bâtisseurs» (ATBAT) – «Мастерская строителей» — междисциплинарная исследовательская группа, куда вошли архитекторы, инженеры, организаторы производства. В работе ATBAT  принимали участие архитекторы Пьер-Андре Эммери, Андре Сив, Андре Вогенски, Роджер Ауджаме, Надир Афонсо, Джеральд Ханнинг, горный инженер и геолог Жан Коммелин, организаторы работ Жак Лефевр и Марсель Пи.

В 1946 году Владимир Бодянский сопровождал Ле Корбюзье в поездке в Соединенные Штаты. По возвращении во Францию он принял руководство АТБАТ и реорганизовал его в исследовательский центр. В течение следующих нескольких лет Бодянский в качестве главы ATBAT сотрудничал с Ле Корбюзье в реализации некоторых из его самых известных зданий, в том числе жилого комплекса Unite d’habitation в Марселе и штаб-квартиры Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке.

Строительство штаб — квартиры ООН, 1952 год
Слева направо: Эдвард Харрисон; Гленн Э. Беннетт, Ле Корбюзье, Абель Соренсен и Владимир Бодянский, Нью Йорк, 1946 год

Сиящий город

С двадцатых годов Ле Корбюзье разрабатывал концепцию «Сияющего города» (Ville Radieuse), городского пространства прямо противоположного существовавшей тогда концепции радиального «архаичного» устройства городов. Это была утопическая мечта поместить человека в упорядоченную городскую среду. Среду, основанную на новых пропорциях, пропорциях человека, которые Ле Корбюзье сформулировал в собственной системе пропорционирования — Модулоре. Положения концепции «Сияющего города»  частично вошли в «Афинскую хартию», градостроительный манифест,  опубликованный Ле Корбюзье в 1933 году.

Лучезарный, сияющий город – это пространство террас, домов разной высотности, открытых пространств и парков, функциональных зданий, выполненных из стекла из бетона. Во многих своих проектах того времени Ле Корбюзье применял элементы концепции сияющего города. Одним из первых реализованных проектов с элементами концепции стал Cité radieuse de Marseille – комплекс жилых зданий в Марселе. В этом проекте Ле Корбюзье работал с Владимиром Бодянским. Комплекс проектировался и строился с 1946 по 1952 год, в 1995 году был реконструирован и в 2016 году признан наследием ЮНЕСКО.

ATBAT

В начале пятидесятых годов французские архитекторы активно реализуют свои идеи в странах Африки и Азии, которые или уже вышли из под колониального подчинения Франции, или находятся в процессе выхода. Несмотря на деколонизацию, метрополия играла важнейшую роль в делах бывших колоний. К работам приглашаются известные французские архитекторы и проектировщики.

Как руководитель ATBAT в конце сороковых годов Бодянский курирует строительство многоквартирных домов в Марокко. Объединившись с молодыми архитекторами, такими как Седраха Вудс и Анри Пилот они создают фирму «ATBAT – Africa», которая предназначается для решения жилищных проблем по всей Северной Африке.

Целью компании были эффективное строительство проектов, коммуникация между инженерами и архитекторами, творческий поиск новых форм. Команда Бодянского смогла придумать инновационные решения для быстрого строительства так необходимого в Марроко жилья, что позволило решить жилищную проблему в течение двух лет. В проекты тех времен привлекается старый друг и коллега Марсель Лодс. Вместе они проектируют мэрию в марокканского городе Агадир.

В начале пятидесятых годов Марсель Лодс был назначен главным архитектором градостроительного совета правительства Гвинеи, в сотрудничестве с Реми Ле Кейсном в Конакри и ряде других городов он реализует жилые и офисные здания и коммунальные объекты. К проекту здание больницы в Конакри (Гвинея) он привлекает и Владимира Бодянского.

Олимпийский стадион в Пномпене

Олимпийский стадион в Пномпене перед открытием

В 1961 году выпускник Школы изящных искусств в Париже, Ванн Моливанн который в 1956 году стал главным архитектором пост колониальной Камбоджи, пригласил Владимира Бодянского и Джеральда Ханнинга, еще одного участника группы ATBAT, для совместной работы над несколькими проектами по реновации столицы. Главной работой в их сотрудничестве стало строительство Национального спортивного комплекса в Пномпене.

Комплекс должен был построен к третьим Играм Юго-Восточной Азии, которые планировали провести в Камбодже в 1963 году. Из-за коротких сроков, строительство велось впопыхах, и первые землеройные работы производили вручную без тяжелой техники, землю вывозили на традиционных камбоджийских повозках, запряженные волами. Стадион не был построен в срок, но соревнования и так были отменены. Причиной стала политическая нестабильность в Камбодже. Стадион будет открыт только в 1964.

Ванн Моливанн — человек, который построил Камбоджу

Национальный спортивный комплекс состоял из стадиона вместимостью шестьдесят тысяч человек, дворца спорта на восемь тысяч мест и двух бассейнов. Стадион был построен по олимпийским стандартам и даже сейчас, после реконструкции является главным спортивным комплексом страны. Четыре плоские крыши Дворца спорта, каждая из которых поддерживается одной колонной, были сделаны с помощью Владимира Бодянского. Ему же принадлежит концепция перфорированных стен и устройство механизированной крыши. Как и в других проектах для жаркого климата, в проекте стадиона Бодянский использовал свои знания аэродинамики, что позволило создать здания с хорошей вентиляцией, в то же время защищающие от полуденного тропического зноя.

В 1970 году, из-за военного переворота, проведенного генералом Лон Нолом, главный архитектор страны Ван Моливанн – «человек который построил Камбоджу» — вынужден был уехать в Париж. В 1975 же году, Пномпень переходит под контроль красных кхмеров. Как подходящее для массовых собраний пространство стадион используется для политических собраний и митингов. Здесь же происходят показательные казни. Как и жилой комплекс в Дарси, Олимпийский стадион, построенный для праздника спорта, использовался как место смерти.

Конец жизни

В конце жизни Владимир Александрович преподавал в Высшей Национальной Школе изящных искусств Франции, регулярно участвовал в международных конгрессах современной архитектуры, был консультантом в проектах молодых архитекторов. Умер в 1966 году в Париже. Владимир Бодянский был человеком интересной творческой судьбы. Его фигура почти не известна в России, так как после эмиграции и принятия французского гражданства он не ассоциировал себя с местом рождения. Его история удивительна, но не уникально. Многие представители русской инженерной  и творческой интеллигенции  после Октябрьской революции уехали за рубеж и в той или иной степени растворились  в эмиграции. Во Франции Владимир Александрович, достиг больших  успехов и остается в истории европейского модернизма важной и значимой фигурой.

Страстный авиатор, инженер, авиаконструктор, проектировщик, архитектор и урбанист. Его образование, широкая инженерная подготовка, знание и практика аэродинамики, энтузиазм в  применения сверхлегких материалов и блочного метода строительства, позволили реализовать десятки модернистских зданий, задуманных  как его коллегами архитекторами, так и спроектированных им самостоятельно. Владимир Бодянский не просто один из тех, кто внес вклад в архитектурный облик послевоенной Европы, это пример русского эмигранта, который смог реализовать себя, в не зависимости от всего.

Оставить комментарий