Община Батюк (Ba Chúc) находится в провинции Анзянг, одной из юго-западных провинции Вьетнама, у самой границы с Камбоджей. Это несколько деревень, расположенных в живописном месте. Здесь рисовые поля и фруктовые сады уютно теснятся вдоль невысоких гор, которые считаются священными, вся округа утопает в зелени и залита солнцем. Путешествуя по округе на мотоцикле или велосипеде, можно увидеть маленькие вьетнамские пагоды и величественные кхмерские храмы, алтари местных духов у тысячелетних деревьев и католическую церковь с небольшим деревянным крестом на макушке. Здесь ничего не изменилось за сотни лет: вдоль дорог все так же бродят огромные буйволы, в тех полях, где урожай уже собрали, расхаживают важные гуси, а старики прячутся от полуденной жары в открытых кафе и пьют зеленый чай со льдом.  И только рёв мотоциклов возвращает невольного наблюдателя обратно в двадцать первый век с его сотовой связью, двигателями внутреннего сгорания и процентами по кредиту за новый трактор.

С вьетнамского языка название коммуны Ba Chúc можно поэтично перевести как «Три желания». Согласно местной легенде, как только здесь появились люди и основали первую деревню, горный дух, пришедший в обличии красивой девушки, пожелал, что бы каждый год крестьяне приносили к подножью горы три полных даров корзины: с рисом, фруктами и глиняными горшками, искусной работы. За это, в благодарность, горный дух обещал покровительство перед духами погоды и урожая, но в защите от духов новых времен этот договор оказался бессилен.

В 1978 году в коммуне Батюк произошло самое страшное преступление режима Красных кхмеров перед молодой вьетнамской социалистической республикой — массовое убийство 3157 мирных жителей, в результате которого община полностью обезлюдела. Эта резня стала крупнейшим актом агрессии режима Пол Пота в отношении Вьетнама, и фактически спусковым крючком к войне СВР и ДРК,  более известной как Вьетнамо-кампучийский конфликт.

История конфликта СВР и ДК

В семидесятые годы прошлого века отношения двух соседей: Социалистического Вьетнама и Демократической Кампучии снова пришли к фазе взаимного недоверия и конфликтов. Десятки веков отношение кхмеров и вьетов  были клубком из обид, предательств, редкой дружбы перед более сильными врагами и всего того, что бывает в отношениях любых «братских народов». После угасания кхмерской империи Камбуджадеша, низовья дельты Меконга были постепенно заселены вьетнамцами. Поступательные шаги вьетов в освоении этих плодородных земель привели к тому, что уже в семнадцатом веке странна Кхмер – кром «Нижняя Камбоджа» стала вьетнамской, а кхмерское население стало стремительно размываться новыми хозяевами.

Даже самый большой город современного Вьетнама – Хошимин, некогда был кхмерским портом Прей Нокор, что уже говорить про такие места как Фукуок, провинции Анзянг, Киензянг, Тейнинь, которые находятся у самой границы современной Камбоджи, города Камау и Кантхо, некогда бывшие камбоджийскими городами, и сохранившие кхмерские названия. Угасшая Ангкорская империя  не могла сопротивляться натиску более сильных и пассионарных соседей. С востока земли захватывал Вьетнам, а с запада Таиланд, превращая некогда великую страну в жалкий огрызок. Так дельта Меконга из страны кхмеров, превратилась в страну вьетов, но историческая обида проигравшего, всегда находит повод проявить себя, тлея как не погашенный окурок в весеннем лесу.

Пылающий Индокитай

В первой половине  двадцатого века Индокитайский регион пережил коренной перелом. На смену французской колониальной системе, царившей тут чуть меньше века, пришла пора национального самосознания. Эпоха больших перемен в Европе: первая мировая война и революции, вторая мировая война и политическое переустройство мира, словно эхо, донеслись до Индокитая. Спящий дракон Меконг проснулся – его будоражили и разрывали изнутри противоположные политические течения. Здесь спорили концепции анти колониализма и компрадорства, пробудившийся национализм и призрак коммунизма. Народам Индокитая нужно было решать искать свой путь или идти проверенным маршрутом других.

В шестидесятые началась вторая индокитайская война, которая как пожар объяла Вьетнам, Лаос, Камбоджу, и так или иначе, захватывала Таиланд, Китай, СССР и США. В результате этой войны Вьетнам полностью обрел независимость и территориальную целостность, а в Лаосе и Камбодже к власти пришли коммунистические режимы.

Сила, пришедшая к власти в Камбодже, называла себя «Анкха», что можно перевести как «организация». Она управлялась «братьями», политическими деятелями, чьих имен и званий простой народ не знал. Это был коммунистический режим, впитавший многое от других левых проектов: здесь было что-то от китайского «аграрного коммунизма» Мао, вьетнамского Вьетконга, советского Сталинизма. Страна стала назваться Демократическая Кампучия.

Отряды Красных кхмеров

Пол Пот — брат номер два

В семидесятых, разведка и журналисты смогут опознать в неприметном мужчине в традиционной кхмерской одежде выпускника коллежа Сианука, преподавателя истории и французского языка  по имени Салот Сар, более известного в истории как Пол Пот. В мировом сознаний о Пол Поте известно, что он развязал геноцид против своего народа, фактически уничтожив образованную прослойку общества: учителей, чиновников, буддийских монахов, развязал войну против Вьетнама, был параноиком и тираном. Во многих своих последующих интервью Салот Сар пытался оправдаться, рассказать о мотивах поступков партии, принимаемых решениях и ситуациях, которые диктовали такую модель поведения. Но всё что осталось от его правления – это разграбленная, униженная и опустошённая страна. До сих пор Камбоджа переживает краткий, но мучительный миг правления Кхмер руж, Красных кхмеров, как их окрестили французы.

Но Пол Пот и его «организация» не смогли бы прийти к власти самостоятельно. Камбоджа всегда находилась на авансцене политической жизни региона, при Сиануке Сурамарите  это было сонное царство, но и при его сыне, Сиануке Нородоме, Камбоджа не смогла стать самостоятельной страной. Сианук Нородом пытался достичь абсолютной власти, заискивая как перед французами, так и перед сменившими их американцами, он в то же время путался выстраивать отношения с Вьетконгом, вёдшим свою освободительную войну. Страдал от этой «игры на все стороны» камбоджийский народ, налоги и поборы приводили к крестьянским восстаниям, а коррупция и развал системы управления к многочисленным заговорам внутри ближайшего круга. Простые кхмеры видели спасение в новой силе, активно зарождавшейся в стране – Трудовой партии Камбоджи, которая несла свои коммунистические идеи самым бедным, а таких людей было большинство.

Салот Сар, более известный как Пол Пот

Медвежья услуга

Тогда, в пятидесятых – шестидесятых годах двадцатого века, помощь в организации, тренировке и вооружении кхмерских товарищей оказывала компартия Вьетнама. Да и начиналась всё как Коммунистическая партия Индокитая (КПИк). В последствие эта организация станет ядром коммунистического фронта Вьетконг, а региональные отделения – в Камбодже и Лаосе «трудовыми партиями» этих стран. В коммунистических организациях  региона первую скрипку всегда играли вьетнамцы, более подготовленные, прошедший путь от подпольных ячеек коммунистической партии Франции, до самостоятельных организаций.

Хо Ши Мин, Ле Зуан и другие вожди КПИК считали, что после ухода колониальных властей и революции, французская Индокитайская Федерация может стать Индокитайским Союзом, по примеру СССР. Вьетнамцы, как «старшие товарищи», формировали и направляли левые партии в Лаосе и Камбодже, и это покровительство сыграло злую шутку.

В разгар камбоджийской гражданской войны, когда сформированные и обученные вьетнамцами отряды красных кхмеров теснили силы правительства Сианука, в игру вмешался китайский фактор. В этой пьесе были и свои кукловоды, и свои марионетки. Социалистический Вьетнам, который к 1975 году победно закончил гражданскую войну и иностранную интервенцию, был более расположен к Советскому Союзу. СССР все тяжелые годы американской агрессии поддерживали Вьетнам вооружением, гражданской техникой и товарами, военными инструкторами и  специалистами. Камбоджийские же коммунисты переориентировались на маоистский Китай, чьи отношения с Советским Союзом растроились после развенчания культа Сталина и начала «ревизионисткой политики» Хрущева – Брежнева. В итоге на шахматной доске с одной стороны был Советский Союз и Вьетнам, с другой Красные кхмеры, переориентировавшиеся на КНР.

Слева на право: Мао Дзедун, Пол Пот, Йенг Сари

Непогашенный костёр

Но причина конфликта была не только в том, какой из коммунистических идеологий следовать. Пол Пот, «брат номер два », но человек номер один в «Анкха» был ярым националистом. Хотя до семидесятых имел большую поддержку во Вьетнаме и не афишировал своих настоящих воззрений в отношении двух народов. Некоторые его биографы находят корни этой ксенофобии в детстве Салот Сара, которое прошло в близости от королевского дворца в Пномпене, где царствовали роскошь и нищета, интриги и политика, а так же китайцы и вьетнамцы.

Французы потворствовали тому, что все экономические рычаги в стране были оккупированы вьетнамцами и китайцами, вьетнамского происхождения. Французская администрация не считала кхмеров «оборотистыми», и всячески помогала более «способным» вьетнамцам запускать бизнес и делать деньги. Кхмеры даже при французах были людьми «второго сорта».

Сразу после захвата Пномпеня в 1975 году официальные органы Кампучии начали нападки в сторону Вьетнама. В радиопередачах и газетах подчёркивалось, что Вьетнам «незаконно» оккупировал террарию дельты Меконга, и должен быть выгнан с «исконных» кхмерских земель. 1978 году накал националистической риторики Демократической Кампучии достиг апогея. На своем выступлении посвященного десятилетию основания Революционной армии Кампучии Пол Пот ясно дал понять, одна из целей его правительства — вернуть отторгнутые территории, ударить всеми силами по вьетнамским захватчикам и восстановить «историческую справедливость». И для этого как раз были условия.

Красные кхмеры входят в Пномпень, апрель 1975 года

Вернуть своё

Вьетнамский народ только закончил целую серию войн, которые с перерывом длились тридцать лет с 1945 по 1975 год. Страна остро нуждалась в глотке мирной жизни. Огромная армия более чем на три четвертых была демобилизована и направлена на мирное строительство. Единственными боеспособными подразделениями прикрывались север и восток. С севера существовала опасность вторжения войск КНР (так и случилось весной 1979 года), а с юго-запада нужно было прикрывать границу от Камбоджи.

Еще в мае 1975 года красные кхмеры попытались отбить Фукуок. Они высадили десант на северной оконечности острова в районе мыза Ганьзау,  но тогда вьетнамцы быстро выбили их со своей территории и усилили своё присутствие в регионе: в порт Антхой перекинули два сторожевых корабля, а на севере расквартировали батльон морской пехоты. Весь период до победоносного 1979 года отряды Пол Пота испытывали вьетнамцев  на прочность: совершали вылазки в пограничные области, обстреливали пограничные заставы, убивали мирное население, прикрываясь лозунгами о «захватчиках» вьетнамцах.

Десятки прорывов на территории Анзянг, Киензянг, Тейнинь приводили к ожесточенным боям пограничников и вооруженных отрядов красных кхмеров. Отряды полпотовских «хунвейбинов» были плохо вооружены, но отличались жестокостью и идейностью. Некоторые соединения состояли из мальчишек 12 – 14 лет, вооруженных ножами и мотыгами. Это была «Революционная Армия Кампучии», новое поколение кхмеров, воспитанных в духе полного преклонения перед неизвестными «братьями» и Анкхой. Во время резни на острове Тхотю в 1975 году было убито 515 мирных жителя, а во время рейда в провинцию Тейнинь еще 1000 человек. Но самым массовым убийством нонкомбатантов стала резня в коммуне Батюк. Здесь во время рейда были убиты и замучены до смерти 3157 человек.

Резня в общине Три желания

18 апреля 1978 года отряды Революционной Армии Кампучии перешли границу в провинции Анзянг, в районе общины Батюк, и следующие две недели стали настоящим адом для живущих здесь крестьян. Нападающие не делали разницы кто перед ними – вьет или кхмер, убивали всех, и взрослых, и детей, и стариков. Экономили патроны, поэтому основное оружие смерти были ножи, бамбуковые копья и бензин. Людей загоняли в дома, после чего их поджигали. Многие пытались укрыться в буддийских пагодах, но и там их ждала смерть. Всего удалось выжить троим жителям Батюк, которые укрылись в небольшой пещере на горе рядом с деревней.

Ножи Красных кхмеров, музей в Батюк

Некоторые вьетнамские источники утверждают, что в рейде участвовали не только кхмеры, но и китайские инструктора, которые фактически руководили резней. Отношения между Китаем и Вьетнамом это еще один клубок, о котором можно рассказать не меньше, но официальных подтверждений этой информации нет, данная версия строится на воспоминаниях выживших участников бойни, которые утверждали, что слышали китайскую речь и видели женщин офицеров, отдававших команды отрядам кхмеров.

Резня продолжалась 12 дней. Нападающие прочесывали лес и добивали выживших, коммуна опустела. Что бы скрыть место бойни нападающие поджигали дома и постройки, были сожжены и два храма в деревне, в которых путались укрыться люди. После рейда кхмеры отступили за линию границы. Прибывшие на место трагедии вьетнамские войска не смогли застать никого из нападавших, а команды переходить в наступлении на сопредельную территорию не было.

Именно чудовищная резня в Батюк стала спусковым крючком для решения «проблемы красных кхмеров». Вьетнам не мог сразу начать вторжение, так как это бы привело к войне на два фронта: север был под ударом китайских войск, которые неминуемо могли начать своё вторжение в качестве помощи режиму Пол Пота. Но медлить было нельзя, трагедия в Батюк не могла остаться без ответа. Началась скрытная мобилизация и подготовка ответного удара. Из батальонов экономического строительства были призваны резервисты, и менее чем за пол года удалось сформировать боеспособный экспедиционный корпус.

Ответный удар

В конце 1978 года подготовленная и обученная армия социалистической республики Вьетнам в считанные недели дошла до Пномпеня и затем очистила от войск красных кхмеров восточные провинции Камбоджи. Начавшийся весной 1979 года военный конфликт у северных границ Вьетнама с КНР не смог остановить движение экспедиционного корпуса СРВ в Кампучии.

Участие во вторжении принимали и бежавшие от режима Пол Пота во Вьетнам камбоджийцы, из которых были сформированы свои подразделения. Особой роли в военной компании они не принимали, но были удобным орудием «прикрытия» для общественного мнения. Пол Пот с отступающей армией ушел на запад, и еще больше пятнадцати лет оказывал сопротивление новой камбоджийской власти и вьетнамским войскам, которые на десятилетие закрепились в Камбодже. Китайское политическое руководство успело ответить на тот стремительный бросок, который сделала армия Вьетнама, но конфликт между СРВ и КНР был локальным. Китайское правительство было озабочено усилению роли Вьетнама и их патрона СССР в регионе. И хотя мировое сообщество осудило СРВ, вьетнамские войска оказали настоящую услугу для Камбоджи, начав демонтировать деструктивный режим Пол Пота. С этой постановкой акцентов можно спорить, но тот режим, который создало руководство Красных кхмеров, на долгие годы затормозили развитие страны.

Пагода на костях

Пагода на костях, мемориал в коммуне Батюк

На месте массового убийств находится небольшой мемориальный комплекс, построенный в 1979 году. Он уже обветшал, как и многие мемориальные здания в стране, но даже короткое посещение «Пагоды на костях» наводит нечеловеческий ужас и смятение. Мемориал выполнен в форме перевернутого цветка лотоса из бетона и окрашен в белый цвет, внутри в стеклянных нишах аккуратно лежат кости и черепа 1159 жертв трагедии. Установить, кому именно принадлежат кости невозможно, единственное, что смогли сделать власти – определить возраст. Так и лежат эти безымянные останки за стеклом, ряд к ряду, как такие же останки миллионов жертв геноцида красных кхмеров в криптах по всей Камбодже. Сожженные же храмы восстановлены, и находятся недалеко от памятника, как и музей трагедии, фотографии в котором рассказывают про те страшные дни.

Трагедия в Батюк стала как причиной, так и оправданием вторжения вьетнамской армии в Кампучию. Сейчас отношения между странами вновь проходят стадию напряжения. Пришедшая к власти в конце семидесятых провьетнамская Народная партия Камбоджи (чуть более полностью чем состоявшая из бывших красных кхмеров) постоянно испытывает давление оппозиции, которую представляют националистические и монархистские круги, в официальной программе которых восстановление «утраченных территорий» названо приоритетом во внешней политике. Поддержку этим силам оказывает китайский капитал, который в конце двухтысячных хлынул в королевство. Китайские деньги диктуют свою политику, и более слабый в экономическом отношении Вьетнам с трудом противостоит этому натиску. В народе сильны анти вьетнамские настроения. Приведет ли это к новой «трагедии в Батюке», неизвестно, но непотушенные пожары страшны именно этой своей неопределённостью.

Останки жертв трагедии в Батюк

Что почитать по теме:

На русском языке про вьетнамо-кампучийский конфликт написано мало, но есть перевод статьи «A Tale of Five Generals: Vietnam’s Invasion of Cambodia» (Сказание о пяти генералах: вьетнамское вторжение в Камбоджу) авторства Мерль Л. Приббенау, сделанный Алексеем Нориным . Мерль Л. Приббенау  — американский историк, специалиста по военной истории Индокитая в двадцатом веке, профессор, автор множества статей и книг о вьетнамской войне.  В «Сказании…» подробно, с фактами, названиями воинских  частей и именами командиров описан ход всей компании.

Про феномен Пол Пота и становление движения Красных кхмеров написано множество книг, но особенно хочется выделить труд  Дэвида Чендлера «Брат номер один: Политическая биография Пол Пота». Это настоящая биография, опирающаяся только на источники, среди которых десятки воспоминаний, интервью, партийных документов и архивных находок. Она не только пытается ответить на вопрос, кем был Салот Сар, сумасшедшим чудовищем или идеалистом, желающим только лучшего для своего народа, но и расставляет акценты в запутанной истории становления коммунистической партии Кампучии.

Оставить комментарий